Причинить добро до смерти (с)

Причинить добро до смерти

Анна Вербина, руководитель компании «МедИндия», рассказывает о том, чем вредна токсичная благотворительность, и о том, что важно не только сердце, но и ум

SA2_0233Фото Павла Смертина

Сетевая благотворительность в последние годы набирает обороты. Причин тому несколько: слабая социальная защищенность людей, уменьшение доходов, недостаточность медицинской помощи, различные стихийные бедствия. Это здорово, что люди сообща ищут решения проблем и объединяются, когда это необходимо.

Направления разные, одну из самых больших долей составляет адресная благотворительность, когда волонтеры из разных городов и даже стран собирают средства на лечение. Как правило, на лечение детей.

Заболевания, на лечение которых идут сборы, самые разнообразные – от ДЦП до тяжелой онкологии в диапазоне от реабилитации до сложнейшей высокотехнологичной помощи, например, лечения продвинутых стадий онкологических заболеваний, трансплантации костного мозга, органов и другого высокотехнологичного лечения. Как на родине, так и в зарубежных госпиталях.

Мы много принимаем на лечение в Индии детей, которым помогают и благотворительные фонды, и сетевые волонтеры. За последние годы мы уже сдружились со многими прекрасными волонтерами, которые работают честно, вкладывая душу и при этом вполне профессионально.

Я не случайно употребила слово «работа» – количество времени, которое эти волонтеры уделяют раскрутке групп, фандрайзингу и общению со своими подопечными – это практически полная занятость и, видя их погруженность, я многим из них советовала создавать фонды для большей устойчивости. В своей работе они применяют методы, присущие серьезным фондам и, в первую очередь, проводят медицинскую экспертизу случая, чтобы понять реальный необходимый объем медицинской помощи пациенту.

Не секрет, что родители, сталкиваясь с тяжелыми жизнеугрожающими проблемами здоровья у своих детей, находясь в состоянии стресса и паники, не всегда могут оценивать происходящее реалистично и принимать логичные решения в интересах ребенка. Более того, в ситуации, когда над ребенком нависла угроза его жизни, многие родители согласны на все и становятся легкой добычей для всякого рода мошенников, которые обещают спасти ребенка, разумеется, не бесплатно.

Родители, ища выход из беды, могут рассылать медицинские документы детей в десятки госпиталей по всему миру и, что скрывать, обязательно найдется посредник, врач или госпиталь, который скажет те самые заветные слова, что ребенка можно вылечить – большего родителям и не надо. Когда у родителей нет своих средств на лечение, перед ними появляются два пути – обращаться в благотворительные фонды или вести сбор в сети.

В случае, когда родители обращаются в серьезные благотворительные фонды, фонды сами проводят медицинскую экспертизу, в результате которой можно четко понять, показано ли ребенку лечение, указанное в счете со многими нулями, или же родителей попросту вводят в заблуждение. То же происходит, когда случаем занимается опытный серьезный волонтер.

В этих случаях мы всегда спокойны – все относятся к процессу ответственно. Родители получат грамотный квалифицированный ответ, на основании которого они могут принимать решение. Фонды и серьезные волонтеры знают ситуацию по госпиталям прекрасно и не работают со всякими шарашкиными конторами – горе-госпиталями, раскручивающими на деньги и обманывающими пациентов.

А вот в случае, если родители обращаются к той части стихийной сетевой благотворительности, которая проводится силами несерьезных волонтеров, тут вступают совершенно иные законы. Как правило никакой медицинской экспертизой там даже близко не пахнет, она попросту никого не интересует, а весь упор делается на эмоции, яркие образы, жалость и картинки «если ты не помог этому ребенку – то у тебя нет сердца».

Тут же обвинения врачей-убийц на родине и список благотворительных фондов, которые отказали в помощи. Никого не интересует, по сути, действительно ли то, что происходит – в интересах ребенка? Правдиво ли мнение? Почему отказывают фонды? Может ли лечение ему помочь? Адекватны ли расходы? Хорошо, если так, но, по моему наблюдению, сборов, которые ведутся необоснованно, без понимания, нужно ли это лечение пациенту и, самое главное, будет ли от этого лучше ребенку, огромное количество.

И вот тут нередко случаются неоднозначные, а порой и откровенно скандальные истории, которые в конечном итоге дискредитируют само понятие «благотворительность». В этом случае активность таких боевых сетевых волонтерских групп становится не благом, а самым настоящим вредом.

Мы сейчас в Индии наблюдаем абсолютно бесчеловечную историю ребенка с опухолью мозга. После всех этапов лечения он был признан инкурабельным в России, начал уже получать дома паллиативную химиотерапию. Онкологи ведущего индийского госпиталя «Фортис» признали ребенка паллиативным 2 месяца назад, рекомендовав не приезжать и остаться дома, поскольку это в интересах пациента.

В этой грустной ситуации пациента невозможно вылечить, но, как говорится, это не значит, что ему нельзя помочь. Такому ребенку нужны: покой, дом, родные рядом, любимая кошка и игрушки, грамотная паллиативная химиотерапия, симптоматическая терапия, скоро будет нужно обезболивание и хоспис. Дома, а не на чужбине.

Вопрос о его смерти, как бы грустно это ни звучало, на этом этапе – дело очень короткого будущего. Современная медицина, будь то врачи из США, Англии, Индии или Японии – не может ему помочь.

Но «волонтеры» заводят во всех сетях группы и начинают сбор на лечение этого абсолютно паллиативного больного, завуалировав факт его неизлечимости. Проводятся флешмобы, дети посвящают ему стихи, стоят коробки для сборов и у нескольких тысяч людей он в статусе «спасем всем миром».

186101230_53cd5e7d3f64ebfa140ffbb0f056ac06_800Фото с сайта www.otvet.mail.ru

Дальше волонтеры вместе с корыстными агентами отправляют ребенка в грязный некачественный госпиталь в Индии, хорошо известный жадностью и обманом пациентов, где ребенку проводят тяжелейшее лечение – высокодозную химиотерапию с аутологичной трансплантацией костного мозга. Паллиативному больному ребенку.

Мне бесконечно стыдно за этот индийский госпиталь и этих «врачей». Мы никогда не будем иметь ничего общего с этим госпиталем, где за деньги, оказывается, могут даже покалечить. Мне отвратителен этот бесчеловечный эксперимент над несчастным ребенком, которого перед уходом протащили сквозь ад высокодозки, трансплантации и, безусловно, приблизили его смерть. Я не хочу иметь ничего общего с такими «волонтерами», которые причиняют вред детям.

Он был уже в нескольких днях от гибели в том госпитале после этого ударного и бессмысленного лечения, но тут мама взяла полумертвого ребенка в охапку и прибежала в ведущий индийский госпиталь «Фортис». Все, что для него могли там сделать, сделали: за неделю стабилизировали, обследовали и подтвердили, что ничего, кроме паллиативного лечения, ему не показано и выписали с рекомендацией как можно быстрее возвращаться на родину под наблюдение местных онкологов на паллиативную терапию.

Что же должно было быть в головах и сердцах таких «спасателей», которые, по сути, издевались над этим несчастным и делали его последние дни максимально мучительными?

Это не первая история, их уже было несколько.

Например, история, как «волонтеры» тащили абсолютно безнадежного ребенка, находящегося в коме, с ущемлением ствола мозга, в терминальном состоянии, из реанимации на ИВЛ. Его готовились транспортировать на самолете МЧС то ли в Швейцарию, то ли к нам в Индию. Остановила их, видимо, только смерть несчастного ребенка.

Еще история. «Волонтеры», введя в заблуждение и врача, и семью пациента, хитрым путем буквально тащили нам в госпиталь молодую женщину с 4 стадией рака груди на лечение, «которое ее спасет». И все это несмотря на то, что ранее онколог по ее детальной медицинской истории отказался принимать, потому что не было ни единого шанса. Остановило их опять же то, что она умерла за 2 дня до вылета. Но они, кажется, вновь ничего не поняли, потому что нынешний несчастный ребенок от них же.

Что же должно быть в головах и сердцах таких «спасателей», которые, по сути, мучают и обманывают этих несчастных умирающих людей?

Не все волонтеры такие, пусть у вас не складывается это мнение. Только я могу назвать сходу добрых два десятка имен серьезных и ответственных волонтеров, которых я знаю не один год уже: Оля, Света, Таня, Лариса, Аня, Марина, Эля, Ирина, Асель, Настя, Алена, Надя, Алия – простите, что не могу вас перечислить всех тут.

Мы в «МедИндии» много работаем с волонтерами, которые просят проконсультировать того или иного ребенка. Мы очень много разговариваем с ними по медицинской части каждого их подопечного, пытаясь дать им понимание базовых принципов лечения заболеваний, течения болезни, возможностей медицины, то есть минимальном уровне медицинской экспертизы, которая необходима им, как воздух. Мы никогда не отказываем в просьбе объяснить что-то по медицинской части и проконсультировать, а иной раз по просьбе волонтеров даже поговорить с родителями или лечащими врачами, чтобы помочь волонтеру дальше помогать пациенту, даже если они собирают на лечение в других странах.

Серьезные волонтеры действительно приносят очень большую пользу больным и могут приносить еще больше, но нужна хотя бы минимальная инфрастуктура – какой-то консультационный центр, возможно, с медицинскими экспертами, которые смогут посмотреть документы пациента и сказать свое мнение, эксперты, которые знают зарубежные клиники и их возможности, которые научат азбуке фандрайзинга, включая вопросы финансовой гигиены и, конечно, психологическая «школа молодого бойца» по общению с подопечными и семьями, а также нужная им самим, потому что выгорание у волонтеров колоссальное. Сильнее, чем у сотрудников фондов.

Ну, а что касается вот таких «волонтеров», раз за разом тащащих паллиативных детей на высокодозную химиотерапию, то, по-моему, они непригодны к этому благому делу по определению, даже, если у них за спиной несколько успешных случаев фандрайзинга. Потому что не только сердце нужно вкладывать в дело помощи другим, но и ум.

Они серьезно дискредитируют благотворительность как явление, потому что скандалы, вспыхивающие после того, как все всплывает наружу, заставляют всех остальных людей думать, что их деньги идут не только не на пользу, но и во вред, а они этого точно не хотят.

И что самое печальное, один раз столкнувшись с подобным, человек затаит недоверие к благотворителям очень надолго и в следующий раз пройдет мимо просьбы о помощи тому, кому действительно можно и нужно помочь.

Информация взята с сайта

https://www.miloserdie.ru/article/prichinit-dobro-do-smerti/?utm_medium=email&utm_source=UniSender&utm_campaign=52928026

И вот так с любым вопросом! «Все, что я хочу — чтобы моя страна стала лучше и безопаснее. Если мы хотим видеть изменения к лучшему, мы должны сами браться за дело»

Пенсионер в Индии сам чинит дороги и денег не берет, хотя ему предлагают

Читать далее И вот так с любым вопросом! «Все, что я хочу — чтобы моя страна стала лучше и безопаснее. Если мы хотим видеть изменения к лучшему, мы должны сами браться за дело»

«За этих детей надо бороться»: психолог – о подростках в детдомах и усыновлении(с)

«За этих детей надо бороться»: психолог – о подростках в детдомах и усыновлении

Читать далее «За этих детей надо бороться»: психолог – о подростках в детдомах и усыновлении(с)

Благотворительные деньги в рост. Берхин В.

28.07.2015 / 

Может ли благотворительная организация класть деньги в банк под проценты? Этично ли это? А что говорит закон?

dengi_v_rost

Совершая любой финансовый шаг, руководитель благотворительной организации должен ответить себя на три вопроса

  • Законно ли то, что я делаю?
  • Этично ли то, что я делаю?
  • Не навредит ли то, что я делаю, репутации организации?

Кстати, второй и третий вопрос — они разные. Существуют как этичные, но репутационно убыточные действия, так и действия репутационно выигрышные, о нарушающие профессиональную этику.

Именно об этих трех аспектах деятельности я и буду вести речь, рассказывая о таком способе добыть немного денег для некоммерческой организации, как банковский вклад под проценты. В принципе, все знают, что если положить деньги в банк, то банк начнет начислять проценты согласно заранее известным условиям. Условия эти зависят от ряда факторов, неведомых людям за пределами банковского мира. Но если действовать осмотрительно и советоваться с профессионалами, то можно, в принципе, остаться в выигрыше.

Так вот, возникает резонный вопрос — а можно ли сделать так благотворительной некоммерческой организации? Ведь ситуация, когда у фонда на счету собрались какие-то деньги, которые он по тем или иным причинам не может или не видит смысла тратить прямо сейчас, вполне возможна.

Скажем, собрали денег на оплату того или иного вида лечения, а доктора операцию раз и отложили. Или средства найдены на пересадку почки, но пересадка нужна трупная, и без донора она невозможна. И приходится ждать, много месяцев, а пока ждешь, растут цены и каждые полгода приходится устраивать новый сбор, иначе запасы денег потеряют смысл, ибо их все равно не хватит.

И все это время деньги лежат на счету — ни другому нуждающемуся не передашь, ни в больницу не переведешь, ибо донора нет и операция неизвестно когда.

Или фонд получил большой грант на программу, которая будет длиться, к примеру, два года. Затраты по этой программе будут еще в нескором будущем, а деньги будут бесполезно лежать на счету, ибо потратить их на что-то другое нельзя по определению.

И идея положить их в банк на депозит и получать проценты — более чем логична. В конце концов, это защищает от инфляции.

Осталось только ответить на три вопроса.

Законно ли это?

Некоторое время назад фонд «Предание» исследовал этот вопрос с помощью сети юридической помощи для некоммерческих организаций PilNet и налоговых специалистов из аудиторской фирмы «Точность». Их ответы с некоторыми, как говорят юристы, изъятиями, я помещаю ниже.

 

Специалисты Pilnet не нашли в самом по себе размещении в банке под проценты имущества фонда, сформированного на основании пожертвований, ничего противозаконного, однако предупредили об опасности различения между «приносящей доход деятельностью» и «предпринимательской деятельностью».

PilNet:
Формирование имущества Фонда за счет размещенного пожертвования и процентов на него
Согласно п. 1 ст. 26 Закона о некоммерческих организациях («Закон о НКО»), источниками формирования имущества Фонда могут являться, в том числе, дивиденды (доходы, проценты), получаемые по акциям, облигациям, другим ценным бумагам и вкладам. При этом законами могут устанавливаться ограничения на источники доходов некоммерческих организаций («НКО») отдельных видов.Законодательство, регулирующее деятельность Фонда (в частности, Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» также не устанавливает запретов на формирование имущества Фонда за счет возвращенного кредитной организацией размещенного пожертвования и процентов на него.
Кроме того, согласно ст. 15 Закона о благотворительной деятельностиисточником формирования имущества Фонда являются, в том числе, доходы от внереализационных операций, включая доходы от ценных бумаг.Согласно п. 6ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации, внереализационными доходами являются, в том числе, проценты на размещенное пожертвование.Мы не обнаружили судебной практики, в которой бы суды высказывались о незаконности заключения Фондом договора банковского вклада (депозита) или формирования имущества Фонда за счет возвращенного кредитной организацией Размещенного пожертвования и процентов на него.При этом в одном из дел, касающихся споров по поводу налогообложения процентов на размещенное пожертвование, суд указал, что «размещение благотворительным фондом временно свободных денежных средств путем заключения с кредитным учреждением договора банковского вклада (депозита) не противоречит действующему законодательству». Однако в данном деле вопрос о возможности формирования имущества фонда за счет размещения временно свободных денежных средств не был предметом спора и не оспаривался сторонами.

Размещенное пожертвование и проценты на него как «приносящая доход деятельность»
Действующая редакция ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что НКО могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. НКО, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей доход деятельности, должна иметь достаточное для осуществления указанной деятельности имущество рыночной стоимостью не менее минимального размера уставного капитала, предусмотренного для обществ с ограниченной ответственностью.

Мы не видели судебной практики, в которой бы суды рассматривали вопрос о том, является ли для НКО Размещенное пожертвование и проценты на него «приносящей доход деятельностью», однако в силу того, что такая формулировка появилась в ГК РФ недавно и есть основания полагать, что теперь ГК РФ различает понятия «предпринимательская деятельность» и «приносящая доход деятельность», а также в силу того, что договор банковского вклада (депозита) является возмездным договором, нельзя исключить, что Размещенное пожертвование и проценты на него могут быть признаны «приносящей доход деятельностью».

В связи с этим, необходимо будет при первом изменении устава Фонда прямо закрепить в уставе, что Фонд занимается «приносящей доход деятельностью». Кроме того, с момента начала осуществления «приносящей доход деятельности» Фонд должен иметь имущество в указанных в п. 3.1 размерах.

Также мы обратились с запросом о законности такого рода вкладов в аудиторскую фирму «Точность», которая специализируется на работе с некоммерческими организациями. И вот что мне ответили там:

Согласно письмам:
Министерства Финансов России
от 1 августа 2013 г. N 03-03-06/4/30833 и от 27 июня 2011 г. N 03-03-06/4/73
УФНС по г. Москве

от 29 августа 2008 г. N 20-12/082056 и от 14 сентября 2009 г. N 16-15/095436
доходы в виде процентов, полученных некоммерческими организациями по договорам депозитного вклада в целях налогообложения включаются в состав налоговой базы по налогу на прибыль в числе внереализационных доходов — п. 6 ст. 250 НК РФ.

При этом согласно письму УФНС по г. Москвеот 14 сентября 2009 г. N 16-15/095436 такая операция рассматривается как форма сохранения, а не расходования денежных средств. Поэтому такие их использование не считается нецелевым использованием и, следовательно, суммы, размещенные на депозите, не являются суммами подлежащими включению в налоговую базу по налогу на прибыль в порядке,предусмотренном п. 14 ст. 250 НК РФ.

В общем, само по себе размещение денег некоммерческой организации на депозит — законно, однако с полученных процентов необходимо заплатить налог на прибыль. И даже нецелевым использованием пожертвования это не будет, потому что  — см. выше выделенной жирным отрывок.

Этично ли это?

Этические вопросы, как правило, сложно решить столь же однозначно, сколь и вопросы юридические. Однако попытаться стоит.

Этичность или неэтичность того или иного поступка определяется по двум факторам — его мотивации и его результату.

Благотворительная организация создается в интересах своих благополучателей, и ее деятельность должна приносить им пользу и не вредить никому. Поэтому этичность или неэтичность любого законного действия руководства такой организации должна рассматриваться в свете влияния на благополучателей: стало ли лучше им и не стало ли хуже кому-то другому.

  • Вредит ли благополучателям само по себе положение пожертвованных средств на депозит? Нет. Не вредит, если эти средства невозможно было использовать каким-то иным образом или их иное использование было бы менее эффективно.
  • Вредит ли кому-либо само по себе получение средств с депозитного вклада? Нет, не вредит — эти деньги ни у кого не отбираются. Если вы не станете размещать свободные средства на депозитный вклад, то ни у кого денег не станет ни больше, и меньше, кроме банка. Однако банк вряд ли можно счесть благополучателем вашей НКО
  • Но если благополучателям и третьим лицам не станет хуже от такого шага, то может быть им станет от этого шага лучше? Это возможно, и зависит только от того, как вы используете полученные средства. Тем более, что вы полностью свободны в том, как их применить — в том числе, на оплату административных расходов фонда.

Поэтому вердикт по данному вопросу можно вынести такой: это действие вполне этичное, однако сам факт получения денег не от жертвователя, а от банка, не снимает с вас ответственности за их использование.

Не повредит ли это репутации благотворительной организации?

Этот вопрос отличается от вопроса об этичности действия. Вполне этичное действие может показаться в чем-то неправильным окружающим. Например, я знаю фонд, где на административные расходы и зарплаты фактически уходит больше половины всех собираемых средств. И это вполне этично в силу большой сложности той области, в которой данный благотворительный фонд работает: иначе просто не получилось бы никому помочь. Однако эту информацию фонд вынужден скрывать, ибо вынесенная в публичное пространство, она будет понята исключительно как «да эти барыги просто на нас наживаются» и «это все ради пиара».

Поэтому вопрос репутационных рисков даже при этически безупречном поведении совершенно не праздный. И здесь я воздержусь от рекомендаций, потому что у каждой организации своя аудитория и свои способы коммуникации с ней. Если ваши жертвователи — средний и крупный бизнес, привыкший иметь дело с банками и понимающий природу получаемых из банков денег — то это одна ситуация. А если вас содержит десять тысяч простых людей, для которых все эти банки есть паразиты, присосавшиеся к телу народному — то совсем другая ситуация, и вести себя следует совершенно иначе.

Просто постарайтесь действовать разумно и последовательно. Хуже всего на репутацию влияют истерики, ложь и непоследовательность в действиях, а не просто обвинения сами по себе.

И последнее. Россия — страна крайней финансовой безграмотности. Здесь создатели пирамид из года в год обирают доверчивых вкладчиков, и каждый раз находятся новые желающие быстро нажиться, ничего не делая. Не кидайтесь в скупку банковских продуктов как в омут, обязательно посоветуйтесь со специалистом, ни в коем случае не связывайтесь с теми, кто обещает очень много непонятно почему.

Помните про синиц и журавлей: вы распоряжаетесь не своими деньгами, и в случае, если избранный вами банк внезапно потеряет лицензию, винить, кроме собственной непредусмотрительности, будет некого. Не кладите вообще все-все-все в одну и ту же корзину — опять же, разумное деление вкладов на много маленьких опять же поможет перенести разного рода финансовые потрясения гораздо легче.

Информация с сайта

https://www.miloserdie.ru/article/blagotvoritelnye-dengi-v-rost/

Читать далее Благотворительные деньги в рост. Берхин В.